Прижизненная визуализация мозговых структур в клинических условиях проводится с применением методов КТ и МРТ. Несмотря на то что все виды компьютерной томографии имеют значительно большее значение при органических мозговых заболеваниях, при шизофрении они применяются также широко и с самыми различными целями: в дифференциальной диагностике (для исключения органической патологии), при проведении клинико-генетических исследований и установлении корреляции между томографическими данными и различными функциональными характеристиками (психологическими, нейрофизиологическими и др.).

0x01 graphic

Рис. 30. Расширение мозговых желудочков при шизофрении. Компьютерная томограмма. А — норма; Б — заболевание (наблюдение А. В. Медведева).

Приведенные методы исследования сыграли большую роль в утверждении медицинской концепции шизофрении [Biegel A., 1995] и преодолении психолого-социального редукционизма [Freedman A. F., 1995] во взглядах на это заболевание. Обнаруженные с помощью КТ структурные изменения мозга у больных шизофренией позволили также поставить вопрос о правомерности традиционного деления психозов на органические и функциональные [Tyrer P., Mackey А., 1986; Reynolds G. P., 1989].

Структурные аномалии обнаруживаются с помощью КТ и МРТ при шизофрении с достаточно большим постоянством и несмотря на то, что они неспецифичны для этого заболевания и при статистическом анализе имеют область перекрытия с нормой, все же основные из признаков используются как в клинических, так и в научных исследованиях. К основным компьютерно-томографическим особенностям при шизофрении относятся увеличение размеров желудочков мозга и атрофия мозгового вещества (рис.30). Они определяются по увеличению желудочково-мозгового индекса — VBR (ventricular brain ratio). Помимо этого обобщенного показателя, специалисты по КТ используют и ряд дополнительных признаков. Иногда целенаправленно определяется размер отдельных мозговых структур, например гиппокампа или борозд (наиболее известным в этом отношении является, например, размер сильвиевой борозды — prefrontal sulcal prominence), что в некоторых последних исследованиях стало использоваться для изучения влияния терапии [Laurello J. et al., 1998].

Как показали S. Raz и N. Raz (1990) только у 43 % больных VBR превышает контрольный максимум. Но при этом следует учитывать, что распределение размеров желудочков у больных шизофренией является унимодальным [Weinberger D. R., 1987] и поэтому здесь значительно уменьшается разброс соответствующих данных. Кроме того, перекрытие показателей VBR у больных и здоровых может отражать и вариабельность изменений, связанную с предиспозицией к болезни. Поэтому столь продуктивными оказались исследования шизофрении с использованием КТ и МРТ в генетическом аспекте (исследования семейной шизофрении, пораженных и непораженных близнецов и сиблингов и др.).

Одной из первых была работа D. R. Weinberger и соавт. (1981), которые при исследовании пораженных и непораженных шизофренией сиблингов установили что величина показателя VBR у больных значительно превышала таковую у непораженных. В дальнейшем эти данные были неоднократно подтверждены при обследовании разных групп больных и их родственников. Это позволило в свою очередь доказать, что некоторые из прижизненно выявляемых у больных изменений отражают не только болезнь, но и наследственное предрасположение к ней [Трубников В. И. и др., 1997; Reveley A. M. et al, 1982, 1987; De Lisi L. E. et al., 1986; Cannon Т D Marco E., 1994].

Для последующих компьютерно-томографических исследований шизофрении может иметь значение работа L. T. E. Zosrilla и соавт. (1997), которая была выполнена с соблюдением всех методических требований, в том числе статистических подходов с учетом внутрисемейных вариаций. Изучался не только размер желудочковых ликворных пространств, но и объем цереброспинальной жидкости (ликвора) в извилинах мозга и соответствующие индексы, т. е. отношение ликворных пространств к объему паренхимы.

Основной вывод авторов сводится к тому, что свойственные шизофрении отклонения встречаются более часто и более выражены, чем это предполагалось ранее, но они могут быть выявлены только с учетом аномалий, имеющихся у родственников больных, т. е. отражающих предрасположение к болезни. Поскольку показатели последних имеют широкий разброс, то значимые изменения при манифестной шизофрении по сравнению с таковыми непораженных родственников должны превышать стандартные отклонения в 1—5 раз.

По мере развития методов компьютерной томографии мозга все большее значение приобретают и функционально-томографические исследования. Примером в этом отношении может служить протонная магнитно-резонансная спектроскопия. Применение ее с определением в соответствующих структурах N-ацетиласпартата (NAA) позволило подтвердить «потерю паренхимы» гиппокампа при шизофрении, отражающую, по мнению авторов соответствующих работ, дисфункцию этой структуры [Fujimoto Т. et al., 1996; Deicken R. F. et al., 1998].

Выявляемые при КТ морфологические изменения мозга отличаются стабильностью в течение заболевания и отсутствием прямой связи между эффективностью лечения, даже наиболее сильными антипсихотическими средствами и изменением степени выраженности атрофии мозга [Bersani G. et al., 1995; Lauriello J. et al., 1998].