Среди массы существующих научных изданий на всех языках нет ни одного специального издания, посвященного исключительно той части психиатрии, которая изучает и освещает вопросы психопатологии гениальности и творчества. Конечно, это можно объяснить тем, что область эта - наиболее трудная и малоразработанная, и тем, что психиатры, занимаясь обыкновенной психопатологией в клинике, не имеют возможности уделить более вниания и заняться этой исключительной психопатологией великих людей более специально, нежели это делалось до сих пор. Тем не менее мы видим все-таки, что почти каждый психиатр или невропатолог делает иногда ту или иную экскурсию в эту область, описывая ту или иную сторону того или иного великого человека — факт, доказывающий огромный интерес к этой почти неразработанной области психиатрии, хотя часто эта экскурсия носит характер случайности и любительства.

Между тем потребность в изучении этой области более специально и более подробно слишком огромна не только в кругах, занимающихся психоневрологией, но даже в широких кругах, имеющих то или иное практическое касательство к этой области, таких как художники, литераторы, педагоги, врачи, психологи и пр. люди, имеющие то или иное отношение к творчеству,

С другой стороны, огромный материал (как клинико-психиатрический, так и литературно-биографический) совершенно еще не обработан в этом смысле и представляет из себя непочатый край исследования. Кроме этого, этот материал настолько разбросан, что представляет огромную трудность использовать его в том или ином смысле для цели обработки и изучения.

Вот почему основатель этого издания, исходя из вышеизложенных соображений, решил издать такой орган, который ставит себе целью:

1. Дать возможность всем тем психопатологам и психологам, посвящающим свои специальные исследования вопросам психологии и психопатологии великих людей, сосредоточить свои работы в специальном органе, посредством которого они будут иметь возможность вести свои исследования коллективно и более организованно, с одной стороны. С другой стороны, посредством такого органа авторы будут иметь возможность общения непосредственно с тем читателем, который интересуется этими вопросами, и таким образом работы их попадут туда, куда бы они хотели, ибо помещение таких работ в общих медицинских или других журналах часто не всегда возможно, или не соответствует своей аудитории специального читателя и, наконец, вообще носит характер случайной работы, а потому часто теряет то значение, которое бы должно было иметь.

2. Архив этот также должен быть органом, где бы сосредоточено было исследование всякого феноменального и высокоодаренного творчества, начиная с гения и кончая творчеством душевнобольных, работы которых представляют часто ценнейшее для исследования психомеханизма творческих процессов. Материал этот, разбросанный по всем музеям многих психиатрических заведений, ждет своих исследователей. Нечего и говорить, что такому исследователю будет более целесообразно и ценно дать свои работы в такой орган, как намечаемый нами.

3. Архив этот должен служить органом и для тех, которые имеют "сырой" материал, являющийся весьма ценным для исследования биологии и клиники великих людей и их творчества, и которые бы желали такой материал дать там, где он является наиболее ценным. Сюда относятся клинические истории болезни великих людей, патографии, личные наблюдения, воспоминания, биографические данные и факты, могущие осветить ту или иную сторону наследственности, ту или иную психопатическую или психологическую черту из жизни великих людей и их творчества.

4. Помимо такого "сырого" материала, этот орган должен сосредоточить в себе все те работы, которые вышли раньше в этой области за все время исторического развития специальной психопатологической мысли о гениальности и патологии творчества. Таким образом, этот орган должен служить специальным архивом, где сосредоточены будут все материалы, все работы, весь архив, вся история вопросов специальной психиатрии великих людей и специальной литературы в этой области.

Вся патология великих людей и вся патология гениального и одаренного творчества объединяется нам и в одно специальное понятие - эвропатологию. Эвропатология, таким образом, объединяет собой всю эстетико—творческую медицину.

Назвав наш архив, как архив “эвропатологии", мы этим подчеркиваем специфический характер этой патологии именно как творческой патологии и считаем, что эта отрасль психопатологии имеет право на существование и развитие точно так же, как, скажем, судебная психопатология, школьная дефективная психопатология и пр.

Наметив вышеизложенные цели и задачи нашего издания, мы тем не ограничиваем его рамки для всех смежных областей знания, которые бы имели то или иное, косвенное или прямое отношение к эвропатологии. Наоборот, содружественная работа вместе с представителями других научных дисциплин нам представляется очень ценной и даже необходимой. Подходы и методы работ евгеников, психологов, биологов, клиницистов, литераторов, общественников, критиков, художников, ученых и техников всех областей могут дать нам ценнейшие материалы и работы.

Если нашему органу удастся даже положить начало и подготовку в создании эвропатологии, и если мы к этому еще встретим сочувствие среди хотя бы некоторых кругов читателей, то основатель этого архива получит нравственное удовлетворение, что он сделал свое дело.

Редакция