Зрачки равномерные, правильной формы. Реакция зрачков на свет и конвергенцию живая. Движения глазных яблок в полном объеме, конвергенция не нарушена. Оскал симметричен, язык по средней линии. Сухожильные рефлексы на руках и на ногах живые, равномерные. Патологических рефлексов нет. Симптом Ромберга отрицательный.

Снимок черепа. Череп обычной формы и величины. Кости свода средней толщины. Швы и сосудистые ложа обычного рисунка. Турецкое седло в пределах нормы.

 

Таблица 5

1. Абаскулиев А.А.

Шизофрения.

2. Авербух Е.С.

Шизофрения.

3. Ануфриев А.К.

Шизофрения.

4. Вольфовский А.И.

Шизофрения.

5. Гобронидзе Е.Г.

Шизофрения.

6. Голодец Р.Г.

Шизофрения.

7. Зальцман Г.И.

Шизофрения.

8. Зеневич В.Г.

Шизофрения.

9. Ильинский Ю.А.

Шизофрения.

10. Канторович Н.В.

Шизофрения.

11. Малкин П.Ф.

Шизофрения?

12. Маслов Е. В.

Шизофрения.

13. Мелехов Д. Е.

Шизофрения.

14. Молохов А. Н.

Психопатия?

15. Морозов В. М.

Шизофрения.

16. Наджаров Р. А.

Шизофрения.

17. Невзорова Т. А.

Шизофрения.

18. Озерецковский Д. С.

Шизофрения?

19. Полищук И. А.

Психопатическое развитие.

20. Портнов А. А.

Шизофрения.

21. М. Ротштейн Г. А.

Шизофрения.

22. Саарме Ю. М.

Шизофрения.

23. Снежневский А. В.

Шизофрения.

24. Случевский И. Ф.

Шизофрения?

25. Тимофеев Н. Н.

Шизофрения.

26. Чалисов М. А.

Психопатия?

 

Таблица 6

Шизофрения

21

Шизофрения?

2

Психопатическое развитие

1

Психопатия?

2

 

Диагноз шизофрении в наблюдении 11, как видно в таблице, был установлен большинством участников семинара. Ими отмечалось, что преморбид данного больного аналогичен преморбиду больных шизофренией. Вне связи с психологическими моментами у него нарастала оппозиционность к родителям. Наблюдалось постепенное снижение энергетического потенциала, снижение успеваемости, несмотря на усердные занятия, появилось увлечение совершенно недоступной ему философской литературой. В дальнейшем у больного возник острый психотический эпизод с грубостью, брутальностью по отношению к родителям, крайней неряшливостью, который выходит за пределы реактивного состояния. По миновании этих явлений не наступил возврат к прошлому состоянию: наметились психопатоподобные изменения и дальнейшее развитие паранойяльного мировоззрения, которое не определялось ни окружающей действительностью, ни воспитанием, ни потребностями окружающей среды. Отмечалось прогредиентное течение.

В пользу этого же диагноза приводились ссылки и на психическое состояние больного, где на момент демонстрации отмечались элементы бреда преследования, «семейный бред», паранойяльность, паралогическое мышление, амбивалентность и амбитендентность, феномен умственной философской «жвачки», «философской интоксикации». Отмечались и такие проявления, как непродуктивность, нарастание эмоциональной тупости, злобность, неадекватность аффекта в отношении близких, резкое снижение высших социальных эмоций. Указывалось, что различие в оценке статуса определяется тем, что эти больные «эмоционально фальсифицируют». Здесь же имеют место глубокие изменения личности, грубая манерность, апатия, вычурность, нелепость, чудаковатость.

Другие участники семинара, оспаривая диагноз шизофрении, подчеркивали, что у больного нет ни одного специфического шизофренического симптома. Здесь нельзя говорить о «шизофреническом мировоззрении». Что же касается «философской интоксикации», то это синдром пубертатного возраста. Высшие функции мышления у больного не нарушены и что потенциальная социальная опасность может быть и при психопатии. Отмечалось, что во время беседы больной держится адекватно. Что же касается улучшения состояния больного после 10-дневного лечения галоперидолом, то это аргумент недостаточный. В связи с тем, что освещение психического состояния может оказаться односторонним и затрудняющим диагностику. Рекомендовалось получить дополнительные объективные сведения и дальнейшее наблюдение, которые могут оказаться решающими.

Вместе с тем было высказано мнение в пользу диагноза психопатии. Наличие психопатии у больного связывалось с перенесенными им пре- и постнатальными вредностями (токсикоз во время беременности, родился в асфиксии и др.). Отсутствие объективных сведений об отношении родителей к больному не давало возможности исключить возникновение у него реакции оппозиции (один из путей возникновения психопатических черт). Доминирующее значение придавалось семейным конфликтам. Психотический эпизод в анамнезе оценивался как вариант «острого эпилептоидного состояния» по П. Б. Ганнушкину (указывалось, что в данном случае имеет место антисоциальная настроенность криминального подростка).

Этот диагноз оспаривался на основании того, что в отличие от обычно наблюдающегося при психопатиях, поведение данного больного нецеленаправленно. Кроме того, у больного отсутствует стремление к самоутверждению, к компенсации.

Диагноз шизофрении или паранойяльного развития, паранойи и систематизированной парафрении ставился в тех наблюдениях, где клиническая картина, в основном, определялась интепретативными бредовыми идеями. В таком аспекте диагностировались трое больных (наблюдения 2, 6 и 12). Суммированная диагностическая оценка этих больных представлена в таблицах 7, 8 и 15 (в последней таблице указано распределение диагнозов всех больных, которые не демонстрировались на заседаниях семинара).