История формирования современных представлений о функциональных бредовых психозах позднего возраста начинается с работы K. Kleist (1913). Автор обозначил такой психоз как «инволюционную паранойю» и указал его основные особенности: постепенное изменение аффективного отношения к окружающим, нарастание подозрительности, а также появление бреда ущерба, к которому могут присоединяться идеи громадности; отсутствие признаков нарастания деменции даже при длительном течении болезни. В связи с этим данная форма заболевания была отграничена от «пресенильного бреда ущерба», который, по мнению E. Kraepelin (1896), завершается развитием слабоумия.

Последующее изучение различных клинических аспектов проблемы «инволюционных бредовых психозов» связано с вопросами их нозологической природы. Здесь сложились два основных теоретических направления, отражающих различные диагностические подходы. Первое из них основано на теории «инволюционного параноида», в которой ведущая патогенетическая роль отводится фактору старения [Жислин С. Г., 1965; Шахматов Н. Ф., 1966; Kleist К., 1913; Seelert H., 1913; Serko A., 1919, и др.], второе — на теории о шизофренической природе большинства поздних бредовых психозов [Штернберг Э. Я., 1966, 1978; Пятницкий А. Н., 1979; Janzarik W., 1973; Berner P., 1977; Post F., 1980, и др.]. Во втором случае имеется в виду шизофрения с бредом малого размаха. Исследования, проведенные в последние годы, расширили представления о диапазоне психопатологических проявлений и клинических формах этих психозов.