Развитие учения о депрессивных психозах позднего возраста связано с проблемой «инволюционной меланхолии». Основным содержанием этой проблемы всегда являлся вопрос, формируются ли в процессе инволюции особые нозологические формы аффективных психозов или этот процесс лишь модифицирует симптоматологию и особенности течения аффективных психозов, встречающихся и в другие возрастные периоды.

До XIX в. депрессии обозначались как «меланхолия» и не рассматривались в качестве специфического заболевания позднего возраста, т. е. значение этого термина имело мало общего с современным его пониманием. Этот термин в прежнем своем значении не имеет аналога в современной психиатрии. Он не противопоставлялся «мании», а включал широкий круг расстройств — депрессию, бред, галлюцинации и даже деменцию. По существу «быть меланхоликом означало быть безумным» [Berrios G., 1988].

В середине XIX в. I. Guislain (1854) выделил ряд синдромальных форм меланхолии, а именно бредовую меланхолию, ипохондрическую меланхолию, тревожную меланхолию и др. E. Kraepelin (1886) использовал этот термин для обозначения выделенной им клинико-нозологической формы — «инволюционной меланхолии», объединившей все тревожно-депрессивные состояния позднего возраста. Однако после выхода в свет в 1907 г. монографии швейцарского психиатра G. Dreyfus «Меланхолия — состояние маниакально-депрессивного помешательства» E. Kraepelin пересмотрел свои взгляды и в 8-м издании своего учебника (1913) включил «инволюционную меланхолию» в группу маниакально-депрессивного психоза.

Последующее развитие учения об инволюционной меланхолии характеризовалось постоянно существующими разногласиями между представителями разных психиатрических школ по наиболее принципиальным аспектам проблемы, в том числе по вопросу о существовании собственно возрастных психозов, их диагностике и дифференциально-диагностическом отграничении от симптоматологически сходных психических заболеваний другой нозологии.

В настоящее время проблема депрессий в позднем возрасте представляет собой быстро развивающийся раздел геронтологической психиатрии, включающий целый ряд научных направлений (эпидемиологический, клинический, патогенетический, терапевтический и т. д.). Особенность развития исследований депрессий в старости состоит в том, что кардинальное влияние на них оказывают геронтологические аспекты проблемы.

Расширение границ геронтологической психиатрии, связанное с увеличением продолжительности жизни, вызывает необходимость разделения всего периода старения на отдельные этапы, причем на каждом из которых возникают свои исследовательские задачи. В частности, предлагается отграничивать «старых больных» (старше 65 лет) от «очень старых» (старше 80 лет) [Alexopoulous S. et al., 1988; Helmchen H., Linden M., 1993].

Особое значение имеют вопросы, связанные с ролью как самого процесса старения (соматического, мозгового, психического), так и сопутствующих ему «факторов риска» (соматогенные и психогенные вредности) в патопластической модификации клинических проявлений и исходах поздних депрессий.

В проблеме психозов позднего возраста большое место занимает вопрос о соотношении депрессий и деменции (псевдодеменции) и их клиническом разграничении.

Кроме того, на современных подходах к исследованию депрессий в старости сказывается влияние новых тенденций изучения проблемы депрессий в целом. Наиболее важной из них является отход от нозологического принципа диагностики в пользу синдромологической квалификации депрессий.