История клинического изучения циклотимии завершает период донозологической дифференциации аффективных психозов («циркулярное помешательство» — по J. Falret, 1851; «двойственное помешательство» — по J. Ballarger, 1854) и непсихотических расстройств, относимых к неврастении («периодическая неврастения» — по L. Loewenfeld, 1893). В процессе такой дифференциации было подтверждено существование смягченных, наблюдающихся вне стен психиатрических больниц и протекающих «с едва заметными симптомами» вариантов аффективной патологии [Анфимов Я. А., 1899; Корсаков С. С., 1901; Sollier P., 1893; Friedman M., 1893; Lange С., 1895; Hoche A., 1897]. Наиболее развернутое для своего времени описание этой патологии принадлежит J. Falret-сыну (1878, 1879).

Термин «циклотимия» был предложен K. Kahlbaum в 1882 г. В дальнейшем он использовался его учеником E. Hecker (1898) для обозначения особой группы аффективных расстройств, клиническая картина которых исчерпывается «непрерывными колебаниями нервно-психического тонуса в виде периодов нерезкого возбуждения или слабо выраженной подавленности». Таким образом, представление о циклотимии как о легкой, рудиментарной форме маниакально-депрессивного психоза опередило создание крепелиновской концепции, предусматривающей нозологическую автономию этого заболевания. С момента выделения этого психоза в самостоятельную нозологическую единицу [Kraepelin E., 1899] циклотимия наряду с психотическими формами включается в центральное ядро эндогенных аффективных заболеваний, а соответствующий термин используется, как правило, в его первоначальном смысле [Ташев Т., 1979; Шахматова-Павлова И. В., Пападопулос Т. О., 1983]1.

В немецкой психиатрии вообще все расстройства маниакально-депрессивного круга вне зависимости от конкретной формы и степени тяжести часто определяются термином «циклотимия». Этой традиции, основанной на деонтологическом принципе, вслед за K. Schneider (1955) придерживаются K. Kolle (1955), N. Petrilowitsch (1964), M. J. Weitbrecht (1964), J. Glatzel (1971).

Термин «дистимия» также был введен в психиатрию K. Kahlbaum в 1869 г. для обозначения хронической формы меланхолии, т. е. эндогенной депрессии, при которой в противоположность циклотимии не наблюдается маниакальных фаз. Дистимия известна с середины XIX в., однако до последнего времени этим термином обозначались психогенно обусловленные легкие формы депрессий с преобладанием грустного настроения, адинамии, нередко с явлениями навязчивости или ипохондрически-сенестопатическими явлениями, что соответствует понятию невротической депрессии. Концепция последней, конкурирующая с первоначальной концепцией дистимии, основана на представлении о психогенезе затяжных гипотимических состояний. В ряде работ предпринимаются попытки вывести изучаемое расстройство из повреждения того или иного интрапсихического механизма, наделяемого свойствами универсальности. В частности, современный психоанализ, выдвигая, по свидетельству Ch. Rycroft (1968), депрессию в разряд центральных понятий, рассматривает это расстройство как форму патологической скорби в ответ на утрату «амбивалентно нагруженного (любовь—ненависть) внутреннего объекта (опоры)". С этих позиций все депрессии трактуются как анаклитические (опорные) и разграничиваются на основе воображаемой [Klein M., 1932] или реальной [Spitz R., 1946] сепарации от «объекта». С бихевиористской точки зрения, таким центральным механизмом является «обученная беспомощность» — поведенческий паттерн, характеризующийся отказом от любых действий, направленных на избегание травмирующих событий [Seligman M., 1975]. При несомненных различиях психоаналитической и бихевиористской концепций, авторы которых оперируют понятиями, оторванными от непосредственно наблюдаемых депрессивных феноменов, ни одна из них не ведет к решению клинических задач.

Положение о том, что невротическая депрессия представляет собой эмоциональную реакцию на психотравмирующую ситуацию, было выдвинуто R. D. Gillespie в 1929 г., но первая монография на эту тему выходит в свет лишь 30 лет спустя [Volkel H., 1959].

Современная концепция дистимии, отраженная в МКБ-10, является результатом пересмотра представлений о невротической депрессии, понимаемой как прямое или символическое выражение психического конфликта—реакции конфликтов [Краснушкин Е. К., 1960; Лакосина Н. Д., 1970, 1987; Ушаков Г. К., 1987; Карвасарский Б. Д., 1990].