Общеизвестным является факт, что процессы старения способствуют возникновению депрессий. Это подтверждается возрастанием их частоты в позднем возрасте. Однако результаты проведенных эпидемиологических исследований оказались весьма противоречивыми. Согласно A. Henderson (1994), во многих публикациях распространенность поздних депрессий варьирует от 5 до 44 %. По мнению Е. Murphy (1989), главная причина таких расхождений эпидемиологических данных состоит в трудностях идентификации «случая депрессии» и соответственно принципов формирования выборки обследуемых.

На результаты эпидемиологических исследований влияет методика их проведения. В частности, различия эпидемиологических данных неизбежны при использовании разных диагностических критериев. Показано, что при использовании некоторых клинических критериев распространенность поздних депрессий выше, чем при использовании критериев DSM-III [Kay D. et al., 1985]. Такая же закономерность отмечена E. Jorm (1994): критерии МКБ-10 оказались более «чувствительными» в отношении старческих депрессий, чем критерии DSM-III-R.

Таким образом, несмотря на достаточно большое число исследований, прямое сопоставление их результатов затруднительно. Но важным итогом стало доказательство, что независимо от их методики распространенность депрессий в период старения в 2 раза и более превышает таковую в молодом и среднем возрасте.

В эпидемиологических исследованиях последних лет выявлены более дифференцированные соотношения распространенности депрессивных состояний и факторов старения. Эти результаты, несмотря на различия в методах оценки и формирования выборки, оказались достаточно сопоставимыми. Установлено, что общая распространенность депрессий в старческом возрасте составляет 2—4 %, распространенность отдельных депрессивных симптомов — от 9 до 16,4 %.

R. Gerner (1989) приводит дифференцированные показатели распространенности «большой депрессии» среди пожилого населения: в городских популяциях — 1,8 %, в сельских — 2,9 %. Распространенность симптомов депрессии, по данным автора, составила соответственно 2,4 и 9 %. Показатели распространенности депрессии в целом он оценивает как относительно низкие. По данным психиатрических учреждений, симптомы депрессии наблюдаются у 20 % пациентов больниц общего профиля и у 1/3 больных психиатрических стационаров для пожилых; в домах престарелых распространенность «большой депрессии» без деменции составляет 6 %.

К важным результатам исследований относятся данные об изменениях соотношений различных типов депрессий в зависимости от увеличения возраста. В работах D. Blazer (1991) и M. Madianos (1992) было показано, что в популяции по мере старения снижается частота так называемых первичных (эндогенных) депрессий и возрастает частота вторичных («симптоматических») депрессий. Возможно, эти изменения отражают недостатки классификации, так как по мере увеличения возраста повышается частота соматических заболеваний и, естественно, неизбежно снижается частота случаев депрессий, не осложненных соматическими болезнями; соответственно возрастает численность депрессий, сочетающихся с различными болезнями. D. Blazer указывает, что изменение соотношений различных депрессий может быть обусловлено разным сочетанием таких факторов, как когнитивные нарушения, плохое социальное положение больных и беспомощность, нарастающая по мере старения.

Наконец, при анализе материалов эпидемиологических исследований обсуждается вопрос о роли пола в частоте депрессий в период старения. Четкого ответа на этот вопрос пока нет. Если, по материалам M. Weissman, G. Klerman (1987), депрессии встречаются чаще у женщин всех возрастов, то по данным F. Jorm (1994), депрессии у женщин преобладают лишь в среднем возрасте, а в старости различия в распространенности депрессий, связанные с полом, практически отсутствуют. В работе R. Kessler и соавт. (1985) различий в распространенности депрессий, связанных с полом, во всех возрастных группах вообще не существует.