Гипомания (mania levis, mania mitis) — мягкая форма мании, включающая в ослабленной форме проявления последней. Гипоманиакальный синдром подобно классической мании определяется повышенным, гипертимическим аффектом, иногда с чертами эйфории (беспечное довольство, безмятежность, пассивное умиление), ускорением когнитивных процессов с повышенной говорливостью, раздражительностью, подвижностью, сокращением времени ночного сна. Гипомания, как правило, эгосинтонна и субъективно воспринимается как состояние естественного, приятного подъема. Критическое отношение к расстройству субъективно затруднено: признаки подъема, нехарактерные для больного вне этого периода, чаще заметны лишь для его окружения. Проявления гипомании включают как расстройства собственно аффективной (гипертимия), так и ауто- и соматопсихической сферы.

Гипертимия характеризуется повышением общего (витального) тонуса, жизнерадостностью, чувством благополучия, чрезмерного, обычно несоизмеримого с реальным положением оптимизма. Патологически измененному аффекту соответствует изменение самооценки с хвастливым преувеличением собственных достоинств, убежденностью в своей неординарности, непогрешимости, идеями превосходства. При таком «существовании с высокомерием» [Moryiama К., 1965] любое возражение или противодействие воспринимается как досадная помеха; ответной реакцией становится «гипертрофированный дух противоречия» [Akiskal H. S., 1989] с придирчивостью, раздражительностью, гневливостью. Чаще эти признаки достаточно лабильны [Нуллер Ю. Л., Михаленко И. П., 1988; Крыжановский А. В., 1995], но могут определять клиническую картину «раздражительной», «брюзжащей» гипомании.

В аутопсихической сфере повышенный настрой выражается ускорением темпа мышления и речи, рассредоточенностью, отвлекаемостью, «чувством мощи собственного Я» [Petrilowitsch N., 1964], приливом неиссякаемой энергии, рьяной деловитостью. Даже рутинная работа выполняется с особым эмоциональным подъемом, любая проблема представляется разрешимой; возникает множество планов с непоколебимой уверенностью в их осуществимости, предпринимаются попытки немедленно реализовать задуманное.

На первом плане среди нарушений соматопсихической сферы — чувство телесного комфорта, особого физического благополучия, наивысшего расцвета сил, превосходного здоровья. Двигательная активность с хорошей переносимостью нагрузок и высоким порогом утомления сочетается с уменьшенной потребностью в отдыхе. Прилив энергии, сохраняющийся на протяжении всего дня, совмещается со снижением потребности во сне при его достаточной глубине. Соматопсихические проявления гипомании (как и депрессии) при минимальной выраженности собственно аффективных расстройств могут доминировать в клинической картине («мания без мании» — по МА. Морозовой, 1988).

Типологическое подразделение гипомании и их нозологическая оценка неидентичны дифференциации депрессий. Гипомании (как и мании) лишь в общих чертах повторяют депрессии, но не являются их зеркальным отражением.

Клиническая квалификация гипомании, как и депрессий, фактически проводится на основе преобладания тех или иных расстройств витальной сферы (простая, или веселая; раздражительная, или гневливая, экспансивная гипомании), сферы соматопсихической (эйфорическая ипохондрия) и личностной (кверулянтная, авантюристическая, дисфорическая гипомании). При этом варианты наблюдающихся манифестных (психотических) состояний — мания со скачкой идей, неистовством — mania furibunda, гневливая мания, мания с бредом не развиваются.

При циклотимии нередко наблюдаются продуктивные гипомании, характеризующиеся не свойственной ранее (до развития фазы) повышенной активностью с чувством неисчерпаемой энергии. Нарушения цикла сон—бодрствование неглубоки и проявляются некоторым сокращением длительности ночного сна с ранним пробуждением, сопровождающимся чувством бодрости и готовностью к деятельности. Ускоряются идеаторные процессы при умеренно выраженной отвлекаемое™. Обостряется память (особенно на прошедшие события), улучшается усвоение прочитанного. Часто отмечаются повышенная потребность в общении, фамильярность, социальная гиперактивность с напором, направленным на преодоление препятствий. Продуктивная гипомания не нарушает профессиональную деятельность, а в ряде случаев (и особенно не требующих длительного усилия и кропотливой, однообразной работы, нацеленной на отдаленную перспективу) даже стимулирует ее. Однако избыток активности («полет идей» и «бесконечное стремление вперед» — по Н. Еу, 1955) при сочетании с другими признаками гипомании — болтливостью, беспечностью, неосмотрительностью, безответственностью, отвлекаемостью, разбросанностью с переключением на несущественные, не относящиеся к делу стимулы чаще оказывается непродуктивным; деятельность больных превращается в цепь незавершенных начинаний, невыполненных обязательств; на первом плане — повышенная потребность в удовольствиях, поиски свежих, но поверхностных впечатлений. Такого рода проявления повышают риск субъективно приятных, но не конвенциональных, не одобряемых ни в семье, ни в обществе поступков (расточительность, кутежи, сексуальная невоздержанность), угрожающих негативными последствиями (скоропалительный развод или брак, банкротство и др.).

В качестве особых — атипичных форм, отличающихся преобладанием соматопсихических расстройств, выделяются гипертимические ипохондрии. В случаях с преобладанием явлений сенсоипохондрии повышенный аффект, реализующийся безудержной деятельностью, направленной на борьбу с мнимым недугом, может скрываться за фасадом патологических телесных сенсаций (вегетативные дисфункции, конверсии, алгопатии) — маскированная гипомания Н. Bonnet (1978). В других случаях ипохондрическая поляризация гипертимии может осуществляться путем присоединения к стойкому, лишенному модуляций повышенному аффекту явлений идеоипохондрии — эйфорическая ипохондрия [Дубницкая Э. Б., Чудаков В. М., 1994; Leonhard К., 1957]. Источником сверхценной одержимости становятся изолированные, но чужеродные нормальной телесной перцепции патологические сенсации со свойствами «овладевающих ощущений» (персистирующие, неотступные, не поддающиеся влиянию анальгетиков патологические ощущения, чуждые обычным представлениям, противопоставляемые другим телесным сенсациям и как бы противоречащие всему жизненному опыту больных). Оптимистический настрой на «преодоление болезни» сопровождается попытками «отстраниться» от нее с помощью шумной бравады, форсированной веселости, «черного» юмора.

Гипомании могут формироваться как в пределах периодически повторяющихся фаз, так и приобретать стойкий, затяжной характер. Аффективные расстройства, определяющие картину циклотимических фаз, характеризуются отчетливым, очерченным во времени, отличным от обычного и заметным для окружающих подъемом настроения. Гипоманиакальные фазы по сравнению с маниакальными обычно не сопровождаются стойкими нарушениями социального и профессионального статуса.

При затяжном течении гипомания приобретает многолетний — персистирующий характер (хроническая гипомания). Состояния хронического подъема отличаются стойкостью аффекта и нередко протекают по типу продуктивной гипомании, определяемой пациентами как период «простой» и «легкой» жизни. Однако наблюдаются и атипичные варианты: среди них — хронические гипомании со сверхценными образованиями, когда не игравшие ранее значимой роли склонности и увлечения становятся смыслом всей жизни; гипомании с рудиментарными навязчивостями, идиопатическими алгиями. Нередко длительный период неизменно хорошего самочувствия может быть внезапно прерван своеобразным «зигзагом», когда относительно ровная линия гипомании сменяется преходящими соматизированными расстройствами (вегетативные кризы, конверсии) и/или астенией, витальным страхом, расстройствами самосознания с тревогой, суетливостью, бессонницей.

Положение хронической гипомании в систематике аффективных расстройств нуждается в уточнении, поскольку в отличие от дистимий, выделенных в качестве самостоятельной диагностической категории, разграничение хронических гипомании не завершено: одна часть из них в соответствии с современными представлениями рассматривается в рамках конституциональных аномалий — гипертимии («гипертимический темперамент» — по H. S. Akiskal, 1996), другая относится к эндогенной патологии («психопатоподобная гипомания» — по А. С. Тиганову, 1969; А. Б. Смулевичу, 1987, 1994).