Клинические генетические исследования при аффективных психозах (маниакально-депрессивном психозе) сыграли большую роль не только в изучении роли фактора наследственности в этиологии и патогенезе этих заболеваний, но и в дифференциации их клинических вариантов, а также в установлении общности природы психотических и непсихотических форм.

В генетике аффективных психозов представлены все современные направления генетических исследований. Основными фактами в этой области являются следующие: 1) в семьях больных аффективными психозами происходит накопление случаев психозов и аномалий личности; 2) риск развития заболевания увеличивается по мере нарастания родственной близости членов семьи; 3) имеются различия в степени риска родственников больных с биполярными и монополярными формами аффективных психозов; 4) риск развития заболевания не достигает 100 % даже у монозиготных близнецов, т. е. генетический фактор не исключает влияния на развитие болезни иных факторов, в том числе факторов внешней среды. Рассмотрим имеющиеся данные, касающиеся каждой из перечисленных областей исследований.

Накопление в семьях больных аффективными психозами секундарных случаев психических заболеваний является основополагающим фактом, известным еще со времен E. Kraepelin. Риск развития маниакально-депрессивного психоза у родителей больных составляет 16 %, у братьев и сестер (сибсов) — 18 %, у детей — 18—20 %, у дядей и теток — 8—10 %, у монозиготных близнецов — 56 %, у дизиготных — 16 %. У близнецов отмечаются существенные колебания показателей: у монозиготных — от 50 до 92 %, у дизиготных — от 0 до 38,5 % [Вартанян М. Е., 1983].

Наибольшее количество данных в генетике аффективных психозов относится к исследованиям наследственной гетерогенности этих заболеваний, что нашло отражение в изучении их монополярных и биполярных форм.

Одними из первых о гетерогенности аффективных психозов с генетической точки зрения стали говорить K. Leonhard (1957), J. Angst и C. Perris (1968), которые обратили внимание на разную наследственную отягощенность монополярных и биполярных вариантов заболевания. Н. Akiskal и соавт. (1983), F. K. Goodwin и K. R. Jamison (1990) показали, что биполярные расстройства преобладают в семьях «биполярных» больных. По данным E. S. Gershon (1982), при биполярных формах психоза число совпадений у монозиготных близнецов составляет 65—80 %, а у дизиготных — 20 %; для монополярных больных эти показатели гораздо ниже. Гетерогенность разновидностей аффективного психоза подтверждена в исследовании ВА. Раюшкина и И. Ю. Никифоровой (1992), показавших совпадение в семьях по полярности аффективных расстройств у пробандов: у 0,9 % монополярно-депрессивных больных в семьях встречались монополярные депрессии, а в семьях биполярных пробандов биполярные формы аффективного психоза наблюдались в 2,4 % случаев, т. е. отягощенность аффективными психозами в обоих случаях была чаще, чем в общей популяции, но при биполярных разновидностях она почти в 3 раза превышала таковую при монополярных формах. В дальнейшем С. Н. Мосолов (1995) показал, что монополярные депрессии встречаются в семьях больных монополярным депрессивным психозом в 11—18 % случаев, т. е. в 1,5—3 раза чаще, чем среди родственников биполярных больных, а в семьях больных биполярным психозом было обнаружено примерно равное соотношение моно- и биполярных психозов.

Более глубокий анализ наследования аффективных психозов по полярности расстройств, типам их течения и у разных групп родственников был Дан L. A. Meynett-Johnson, P. McKeon (1996), которые в выводах опирались на показатели M. T. Tsuang, S. V. Faron (1990) и других исследователей. В своих оценках соответствующих показателей упомянутые авторы исходят из того, что у лиц из общей популяции риск заболеть аффективным психозом при биполярной форме психозов в течение жизни (lifetime risk) составляет 0,5 %, а при монополярной — 6,2 %. Риск развития заболевания у родственников первой степени родства составляет 17,7 %, если пробанд страдает биполярным расстройством, и 9,7 % при униполярных аффективных нарушениях; в случае, если пробанд страдает униполярной депрессией, показатель риска развития биполярных расстройств возрастает до 10 %, а униполярных до 18,9 %. Для родственников второй степени родства пробандов с биполярными психозами имеется больший риск заболеть биполярным психозом — 0,9 % и несколько меньший — монополярным — 0,7 %. Этот риск уменьшается от 8 % у родственников больных биполярным психозом первой степени родства до 0,9 % — у родственников второй степени родства (но в последнем случае он все же превышает общепопуляционный риск). Эти данные, по мнению L. A. Meynett-Johnson и P. McKeon, говорят о наследственно-семейном генезе заболевания.

Конкордантность близнецов в рассматриваемых работах оценивается следующим образом: монозиготных пар — 67 %, дизиготных — 20 %. Конкордантность биполярных психозов у монозиготных пар — 79 %, униполярных—54 %. В дизиготных парах конкордантность по типам течения не различается (т. е. равна 20 %). Эти данные, по мнению авторов, свидетельствуют по крайней мере о частичном генетическом «перекрывании» биполярных и монополярных психозов. Учитывая то обстоятельство, что конкордантность монозиготных близнецов по биполярным психозам в 3—5 раз превышает таковую дизиготных близнецов по этому признаку, авторы считают возможным сделать вывод, что наследуемость этих расстройств достигает 80 %.

Метод генетико-корреляционного анализа [Гиндилис В. М., 1978, 1979] позволил также установить, что генетически аффективные психозы (маниакально-депрессивный) значительно отличаются от непрерывнотекущей шизофрении и близки к шизофрении рекуррентной.